Деградация Нобелевской премии мира началась не с Обамы. Четверть века назад ее удостоился последний генсек КПСС

Фото с сайта gorby.ru

Фото с сайта gorby.ru

Ровно 25 лет тому назад нечаянная радость свалилась на головы измученных перестройкой пока еще советских граждан — дорогой генсек, он же президент удостоился Нобелевской премии мира.

За тот самый мир, который почему-то ну совсем не те чувства вызывал, что тот, который пришел к нам в 1945-м.

Тогда Сталину никто не вручил никакой подобной премии, генералиссимус как-то и не напрашивался, хотя одна лишь Ялта ее стоила — если, конечно, допустить, что она вручалась бы действительно за заслуги перед Миром.

Профильная «нобелевка», так уж повелось, вручается все больше за «выслугу», либо порой сама становится фактом «выслуживания». Это обстоятельство-то и делает факт ее присуждения Михаилу Сергеевичу не столь обидным.

В любом случае, не худо лишний раз вспомнить…

В беседе с обозревателем KM.RU своими мыслями о «миротворческом» наследии последнего советского генсека поделился известный писатель и публицист, автор бестселлеров «Почему Россия не Америка» и «Почему Америка наступает» Андрей Паршев:

— Пожалуй, трудно у нас найти политического деятеля настолько не склонного говорить правду, даже когда ему это лично ничем уже не грозит, но, тем не менее, сам Горбачев, помнится, все же как-то нашел силы признать, что наши западные партнеры, в первую очередь американцы, нас попросту обманули.

Ведь договоренность о конце «холодной войны» была не просто так достигнута, нам были даны определенные обещания с американской стороны, которые выполнены не были. Причем, со всей очевидностью, Вашингтон их и не собирался выполнять — просто подсунул нам пустышку.

Хотя, если верить воспоминаниям тогдашнего советника Рейгана Пола Крейга, американцы и сами стремились как можно быстрее завершить холодную войну, опасаясь ее перерастания в горячую фазу. Но по факту, в итоге в выигрыше объективно оказались именно они. Нам же остается теперь лишь спорить о том, какова тут степень вины лично Горбачева и вообще всего тогдашнего советского руководства.

Если говорить о самой премии, то, на фоне прочих она не особо и выделяется. В истории Нобелевского комитета, пожалуй, вообще нет ни одной «Премии мира», которая этих споров бы не вызывала. Вот и премия Горбачеву, с точки зрения усредненного мирового обывателя, ничуть не хуже прочих. Глобальное противостояние завершилось, все обошлось без ядерного апокалипсиса — и слава Богу. Почему бы и не премировать за это?

Но это, повторюсь, с точки зрения среднего мирового обывателя. Понятно, что мы имеем свой счет ко всей горбачевской политики, в частности международной. Уж слишком дорого она нам обошлась, слишком много сил потребовала впоследствии для того, чтобы мы хотя бы более-менее сносно восстановили наши позиции на международной арене и худо-бедно оправились от этого позорного проигрыша в «холодной войне».

По факту, мы остались без союзников со значительно урезанной территорией, с сократившимся населением и рухнувшей промышленностью. Понятно, что все эти печальные обстоятельства своими корнями уходят в тут самую пресловутую «Перестройку», за которую нам сегодня трудно благодарить ее горе-архитекторов во главе с Горбачевым.

В одном из хвалебных отзывов можно прочитать, что политика Горбачева стала чуть ли не залогом мирного сосуществования стран и блоков. Что на это можно сказать?

— Конечно же, согласиться с этим утверждением решительно невозможно. Горбачев не только не создал какие-то новые работающие механизмы, но с плодами в том числе и его «плодотворной» внешнеполитической деятельности не смогли совладать уже существующие на тот момент регуляторы.

Тот же Хельсинский акт был оформлен в 1973 года, в годы правления Брежнева. Надо сказать, что структуры созданные тогда, в частности, ОБСЕ, они до сиз пор плохо ли или хорошо, но занимаются мониторингом и в какой-то степени принимают участие в мирном урегулировании конфликтов на европейской территории. Другой вопрос, что американцы и не собирались эти хельсинские договоренности соблюдать, поскольку они кардинально противоречили их внешнеполитической стратегии.

Стараниями в том числе и лично товарища Горбачева указанные договоренности из реального рабочего инструмента превратились в красивые слова. Согласно их букве, к примеру, не допускался раздел стран-участниц — того же же Советского Союза, Югославии, Чехословакии… Этих стран уже нет на политической карте мира. И в этом прямая «заслуга» в том числе и Михаила Сергеевича.

 

Источник: KM.ru