Во власть за спинами толпы

В Киргизии произошла третья за 15 лет насильственная смена власти. Недовольные итогами выборов партии приступили к дележу постов и предприятий. Нормализации обстановки пока не просматривается — как и желания новых руководителей решать насущные проблемы.

ПРИЗНАКИ серьёзных политических сдвигов в Киргизии наблюдались уже несколько лет. Связаны они были с размыванием того относительно прочного баланса, который установился после прежнего переворота в апреле 2010 года. Тогда после многомесячной турбулентности, состоящей из открытых столкновений и закулисного торга, власть была разделена между наиболее влиятельными группами. В условиях республики они основаны на бизнес-интересах, тесно сплетённых с родоклановыми и региональными факторами.

Переход президентских полномочий от Алмазбека Атамбаева к Сооронбаю Жээнбекову и последовавший за этим конфликт сильно изменили этот расклад. Лояльные прежнему руководителю страны чиновники заменялись новыми — преимущественно выходцами из южных регионов. Это отражало растущее влияние на систему госуправления могущественных кланов. Представителем одного из них является действующий президент, вторым руководит семья Матраимовых. Члены последней заседали в Жогорку Кенеше (парламенте) и руководили стратегически важным Кара-Суйским районом, через который осуществляется львиная доля торговли с Узбекистаном. Самый же известный представитель семьи — Райымбек Матраимов — в бытность зам-главы Таможенной службы, по данным журналистских расследований, вывел из Киргизии 700 миллионов долларов.

Назначенные на 4 октября парламентские выборы власть использовала для закрепления этой конструкции. В ходе избирательной кампании наблюдалось тотальное доминирование двух партий: «Биримдик» («Единство») и «Мекеним Киргизстан» («Моя родина Киргизстан»). За внешними различиями — первая из них, например, выдвигала социальные лозунги, а вторая — либеральные — скрывалось единство целей. Организации представляли интересы крупного бизнеса и направлялись двумя указанными выше кланами. «Куратором» «Биримдик» являлся брат президента, бывший спикер Асылбек Жээнбеков, а за «Мекеним Киргизстан» стояли Матраимовы.

Сказать, что кампания была грязной, — значит не сказать ничего. Тотальный подкуп сопровождался манипуляциями со списками избирателей и сомнительным функционированием автоматических считывающих урн. В Кара-Кульджинском районе Ошской области — родине Жээнбековых — на некоторых участках «Биримдик» получил 100 процентов голосов. «Мекеним Киргизстан» продемонстрировал схожие результаты в Кара-Суйском районе — вотчине семьи Матраимовых.

Объявленные Центризбиркомом предварительные итоги в сумме дали двум этим партиям свыше 90 мандатов в 120-местном парламенте. Оставшиеся кресла должны были разделить между собой ещё одна провластная партия «Киргизстан» и условно оппозиционная организация «Бутун Киргизстан» («Единый Киргизстан»), объединяющая в основном «южных» политиков.

За 7-процентным барьером оказались силы, имеющие довольно прочные позиции в северных регионах. Три из них — «Ата Мекен» («Родина»), «Республика» и «Бир Бол» («Быть вместе») — имеют фракции в действующем созыве Жогорку Кенеша. Утром

5 октября они собрали митинг на центральной столичной площади Ала-Тоо. К нему присоединились сторонники Атамбаева, а несколько позже — «Бутун Киргизстан». Все они объявили о непризнании итогов голосования.

Вечером разросшаяся до 5—6 тысяч человек толпа перешла к решительным действиям. Несколько групп протестующих попытались ворваться в «Белый дом» — резиденцию президента и парламента, но получили отпор. С помощью слезоточивого газа и светошумовых гранат силовые органы оттеснили митингующих и разделили их на несколько групп. В разных районах Бишкека начались стычки, в которых пострадали сотни людей с обеих сторон, один погиб. В руках недовольных появились бутылки с зажигательной смесью, несколько милицейских машин были сожжены.

ТОЧНУЮ картину нарисовать трудно, но анализ событий позволяет говорить о негласном сговоре силовых структур с лидерами протеста. Произошло это около двух часов ночи, когда довольно успешное сопротивление милиции и спецназа было свёрнуто, президент покинул «Белый дом», и в него ворвались толпы демонстрантов. Под утро в разграбленном здании начался пожар.

Одновременно с этим группы сторонников освободили находившегося в заключении Атамбаева и его соратников: экс-премьер-министра Сапара Исакова, экс-мэра Бишкека Албека Ибраимова и других. Также на свободу вышел Садыр Жапаров. При Курманбеке Бакиеве он занимал ряд должностей в правительстве, был депутатом парламента. При Атамбаеве Жапаров был обвинён в организации беспорядков и приговорён к 11 годам заключения.

С рассветом в Киргизии началась делёжка портфелей. Представители восьми партий объявили о создании Координационного совета во главе с руководителем «Бутун Киргизстан», экс-спикером парламента Адаханом Мадумаровым. Остальные члены также являются бывшими чиновниками и депутатами. Миссией «временного органа» объявлено «возвращение страны в правовое поле». На внеочередное заседание в одной из гостиниц решил собраться и действующий созыв Жогорку Кенеша. С минимальным кворумом он выбрал нового спикера — члена фракции «Бир Бол» Мыктыбека Абдылдаева. Кроме того, депутаты выдвинули на должность премьер-министра Садыра Жапарова, с которого Верховный суд поспешно снял все обвинения.

Ряд депутатов, собравшись отдельно, отказались признавать законность этих решений. По их словам, кворума на заседании не было, а большинство проголосовавших участвовали в выборах под флагами партий «Биримдик» и «Мекеним Киргизстан». С критикой выдвижения Жапарова выступил и Координационный совет. И.о. премьера ответил тем же, назвав совет незаконным органом. На этом фоне Центризбирком объявил недействительными итоги выборов.

Этот раздрай вызван отсутствием явного лидера. Сложно, например, ожидать, что вышедший на свободу Атамбаев быстро найдёт общий язык с Жапаровым и главой партии «Ата Мекен» Омурбеком Текебаевым, которые при нём были посажены в тюрьму. Это привело к настоящей анархической вольнице. Группы людей, иногда связанные с той или иной партией, а иногда непонятной принадлежности захватывают органы власти и другие объекты. Среди них телеканалы, аэропорт Манас, аффинажный завод в Кара-Балте, золоторудное месторождение Джеруй в Таласской области и т.д.

Нельзя сбрасывать со счетов и Сооронбая Жээнбекова, по некоторым данным, находящегося в пригородной резиденции. Он обвинил «некоторые политические силы» в попытке захвата власти и призвал «вернуться в правовое поле».

Будущее Киргизии непредсказуемо и чревато нарастанием насилия. На юге уже произошли столкновения между сторонниками двух претендентов на пост главы Ошской области. Один из них является родным братом криминального авторитета Алмамбета Анапияева, убитого пять лет назад. Учитывая напряжённую меж-этническую обстановку, в 1990 и 2010 годах приведшую к кровавым событиям, подобные инциденты крайне опасны. Не исключено и вмешательство внешних сил.

Негативные последствия ждут социально-экономическую систему. Пандемия привела страну к тяжёлому кризису, а паралич системы гос-управления и передел собственности только усугубят проблемы.

Как и прежде, широкие массы трудящихся являются заложниками политических игрищ. Их недовольство нищетой и бесправием используется элитами для собственных целей, а каждый новый режим лишь закрепляет несправедливый строй. Так будет продолжаться, пока народ не возьмёт свою судьбу в собственные руки.

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН, соб. корр. «Правды». г. Бишкек.

Добавить комментарий