«Оптимизация» в действии

БЕДА СЛУЧИЛАСЬ нежданно-негаданно. Утром сосед съездил на рынок за рассадой, но там не было того, что хотел. На обратном пути купил хлеба. Дома, не привыкший сидеть без дела, он пошёл опрыскивать персиковые деревья… Жена, услышавшая зов о помощи, увидела, что мужу совсем плохо. Вызвала «скорую». Минуты тянулись невыносимо долго. Полчаса прошло, потом ещё несколько минут. Снова позвонила. В ответ услышала от дежурной:

— Родненькие, потерпите, что я могу сделать. У нас две машины и обе на выезде. Как вернутся, сразу к вам.

Один из соседей предложил отвезти больного на своей машине в «скорую». С трудом погрузили Владимира в автомобиль, он почти не подавал признаков жизни.

Подъехала наконец «скорая». Фельдшер попытался восстановить дыхание, запустить сердце человека. Но было поздно.

В нашем Кировском районе Республики Крым живут более 40 тысяч человек. По нормативам полагается одна «скорая» на 10 тысяч. Так оно и есть: две «скорых» в райцентре — посёлке городского типа Кировское и ещё две — в городе Старый Крым. Медицинские учреждения типа амбулаторий и ФАПов в абсолютном большинстве сёл закрыты в угоду глобальной «оптимизации», одобренной правительством России.

Те, кому сегодня за сорок, прекрасно помнят медицинские профилактории на животноводческих фермах, медсестёр в детских садах и школах. Тогда почему-то на всё хватало бюджетных средств и средств, выделявшихся колхозами, совхозами, промышленными предприятиями на охрану здоровья трудящихся, а также старых и малых членов их семей. Что ни промышленное или сельскохозяйственное предприятие, то свой пионерлагерь, дом отдыха, пансионат — и всё бесплатно.

Было? Было. Помним.

В нашем районе — два больших медицинских учреждения: в райцентре Кировское и в городе Старый Крым. В последние годы мы наблюдаем попытку за попыткой что-нибудь да сократить: родильное отделение в Старом Крыму, инфекционное. А ещё травматология глаза мозолит: мол, хватит и хирургического отделения. И это в городе, стоящем на строящейся федеральной трассе! Ведь движение по ней очень интенсивное, и аварии с последствиями неизбежны.

…Умершему до приезда «скорой помощи» Владимиру было 66 лет. Да, он был хронический «сердечник». Шансов выжить у него было мало, но, может, они были, успей к нему вовремя врачебная помощь?

Я не хочу упрекнуть медиков. Я хочу упрекнуть систему, при которой во главу угла ставятся не жизнь и здоровье человека, а его величество бюджет.

Можно считать случай с Владимиром частным? Нет, нельзя. Как нельзя оправдать бесчеловечную «оптимизацию» медицины.

Н. ВОЛОШИНА,

пгт. Кировское,

Республика Крым.