Валерий КУЧЕРЕНКО: «Сбылась мечта: мы снова – в России!»

В марте этого года крымчане отметят уже пятую годовщину со дня подписания договора о вхождении Республики Крым и города-героя Севастополя в состав Российской Федерации. Без преувеличения можно сказать, что этот день — 18 марта 2014 года — мы приближали как могли всем Русским миром. Еще в годы украинской «нэзалэжности» крымские коммунисты постоянно проводили митинги и пикеты, на которых выступали за вхождение Украины в Таможенный союз с Россией и Белоруссией, а также в поддержку русского языка как второго государственного. А когда в 2014 году Крым столкнулся с угрозой неонацизма, кровавой бандеровщины и фашистской идеологии, коммунисты и рядовые жители полуострова встали на защиту своей Родины. Многие отправились в Киев защищать страну от посягательств бандеровской хунты. А на полуострове были сформированы полки народного ополчения, и люди, вставшие в ряды самообороны, приложили все усилия, чтобы не допустить диверсий и провокаций со стороны националистических бандформирований. В числе народных ополченцев были и наши товарищи-коммунисты.
Вашему вниманию мы предлагаем интервью с первым секретарем Симферопольского городского отделения КПРФ Валерием Михайловичем Кучеренко — одним из активных участников Крымской весны, удостоенным государственной медали Республики Крым «За защиту Крыма» и ведомственной медали Министерства обороны РФ «За возвращение Крыма».

ОТДЕЛЬНЫЙ ВЗВОД ССОК 

— Валерий Михайлович, что на Ваш взгляд послужило катализатором Крымской весны?
— Беспредел, который начался на киевском Майдане еще в конце 2013 года, откровенно националистические призывы участников «Правого сектора» и его ярых сторонников, погибшие в киевских столкновениях крымские бойцы подразделения «Беркут», избиение участников антимайдана в районе населенного пункта Корсунь-Шевченковский, многие из которых не вернулись домой, — все это послужило катализатором событий Крымской весны. И крымчане одни из первых поняли, что на Украину приходит фашизм, и выступили категорически против сценария, навязываемого предводителями майдана и их западными покровителями.
— Немаловажную роль в Крымской весне сыграло народное ополчение, призванное обеспечивать сохранение правопорядка и безопасности жителей полуострова в дни подготовки и непосредственного проведения всенародного референдума о вхождении Крыма в состав России.
— Это бесспорно так. 23 февраля была объявлена общественная мобилизация. На площади перед тогда еще Верховным Советом Крыма начали формироваться дружины народного ополчения – тысячи людей, вне зависимости от социального статуса и политических предпочтений, записывались в ряды добровольных защитников для участия в возможных противостояниях. Затем стационарные пункты для записи добровольцев появились в других точках города. Я помню, как пошел к Центральному универмагу, где находился один из подобных пунктов, взял паспорт, чтобы меня записали в ряды народного ополчения. Но мне отказали, потому что я не подходил по возрасту. Хотя пятерым моим товарищам из Союза советских офицеров Крыма удалось пополнить роты крымского ополчения, пойдя на хитрость и указав неверную дату рождения.
— Вы на тот период являлись комиссаром Союза советских офицеров Крыма?
— Да, поэтому было принято решение создать отдельный взвод в составе Союза советских офицеров Крыма, которым руководил непосредственно штаб полка народного ополчения. От него мы получали задания и выполняли их. Я был назначен командиром отдельного взвода, поэтому довелось побывать в гуще всех событий и увидеть ситуацию изнутри.
— У Вас за плечами боевой опыт в Афганистане. Каким Вы видели прогноз крымских событий?
— Скажу честно, мой прогноз был пессимистичным. В Афганистане я видел, какой может быть ужасной и беспощадной гражданская война и как быстро она может вспыхнуть: первый выстрел, первая кровь… дальше — оружие как ртуть растекается среди населения. Учитывая замыслы Киева и зная настроения крымчан, я понимал, что столкновения не избежать. И в этом столкновении наших сил было бы недостаточно. Пришлось бы отступать на Севастополь, под защиту Черноморского флота. В худшем случае понадобилась бы эвакуация. Особенно меня тревожила мысль – что будет с моей семьей. К счастью, этот прогноз не оправдался.
РОССИЙСКИЙ ТРИКОЛОР
— 26 февраля у здания Верховного совета Крыма проходил стихийный митинг, организованный меджлисом (запрещен на территории РФ, — Ред.), с целью не допустить референдум. Как Вы считаете, это была провокация, направленная на свержение крымской власти?
— Да, это была провокация, в результате которой погибли двое мирных жителей и многие получили тяжелые травмы. Милиция выставила оцепление, пытаясь разделить пророссийски настроенных крымчан и татар с завезенными из Киева националистами. Периодически оцепление прорывали и случались стычки. Я был в той давке, и помню, как в нас летели бутылки с водой и все, что попадало под руку нашим оппонентам. Никто не знал точно, есть ли у них холодное или огнестрельное оружие. Рядом со мной находился мой товарищ командир Симферопольского отделения Союза советских офицеров Крыма Дмитрий Иванович Бобылев. Он помог мне выйти из той давки живым, потому что в один момент я почувствовал, что мне тяжело дышать, и мы стали выбираться. Если бы не решительные действия рядовых крымчан, этот стихийный митинг мог бы закончиться захватом Верховного Совета и, как следствие, – власти в Крыму.
— На следующий день все крымчане узнали из телевизионных СМИ, что Совмин и Верховный совет захвачены неизвестными вооруженными лицами. Как Вы отнеслись к этой новости?
— Я узнал об этом, когда приехал в центр города и увидел, что на перекрестке проспекта Кирова и улицы Гоголя выставлено милицейское оцепление и никого не пропускают к зданию Совмина и площади Ленина. Подойдя к офицеру милиции, я представился. Он сказал, что здание Совета министров и Верховного совета захвачены неизвестными вооруженными людьми, возможно, будут стрелять. В этот момент я пережил минуту ужаса. В голове промелькнула мысль о том, что вчерашняя неудавшаяся провокация возле стен крымского парламента была реализована ночью. Я хотел было подойти ближе к площади, но меня не хотели пропускать. Тогда я громко и зло спросил у офицера: «Так если будут стрелять, ты пойдешь защищать Родину?!» Он замялся… А я сказал, что буду и пройду во что бы то ни стало. Миновав милицейский кордон, я шел по проспекту Кирова и смотрел на здание Совмина. Подойдя уже к самой площади, я увидел на крыше здания развевающийся российский триколор. Меня охватило сильнейшее чувство радости, и я понял, что теперь Крым в надежных руках.
— До референдума оставалось еще достаточно много времени, как проходили патрулирования Вашего отдельного взвода Союза советских офицеров Крыма?
— Мы получили повязки дружинников и патрулировали город согласно указанному маршруту. И могу сказать, что за все это время не было предпринято ни одной провокации. Если и приходилось кого «защищать», так это только бойцов спецназа, больше известных как «вежливые люди». Люди беспрерывно обнимали и целовали их, высказывали слова благодарности и, конечно же, немного мешали нести службу. Крымчане ликовали, пели, скандировали лозунги «Россия, Россия!», их лица светились от радости. А когда я встретился со своим товарищем Валерием Васильевичем Лавровым, и мы стали обсуждать произошедшие события, он произнес такую фразу: «Хватит медлить, нужно заявлять о намерении Крыма войти в состав Российской Федерации!». Я, безусловно, его поддержал. И отрадно, что именно эти слова легли в основу вопроса, вынесенного на референдум.
День референдума тоже прошел на высоком уровне. Хочу отметить, что за мой двадцатипятилетний опыт в крымских выборах всех уровней я до этого никогда не видел такого единения крымчан, такого подъема, на котором прошел референдум. Сбылась многолетняя мечта: мы снова – в России!
— Валерий Михайлович, спасибо Вам за интересную беседу.
P.S. Забегая вперед, хочется отметить, что Валерий Михайлович Кучеренко в этом году представлен к награде — юбилейной медали к пятилетию Крымской весны. Церемония награждения пройдет 23 февраля у памятника «Народному ополчению всех времен». Кроме того, в этот день состоится митинг в 12.00 в сквере Победы у памятника Т-34, приуроченный к 101-й годовщине создания Рабоче-Крестьянской Красной Армии и Военно-Морского Флота. В митинге примут участие крымские коммунисты и комсомольцы, их сторонники, ветераны Великой Отечественной войны, общественно-политические деятели республики, а также жители и гости крымской столицы.
Беседовала Алена ТАРАНЕНКО,
фото Александра ЖУКОВСКОГО