Старые проблемы, новые угрозы. 30 лет после Чернобыля

Спустя 30 лет говорить о чернобыльской трагедии только как об историческом событии все еще не получается.

Чернобыль остается с нами и среди нас. Есть и живые свидетели тех событий, и участники ликвидации последствий трагедии.

Память о погибших спасателях жива, она до сих пор кровоточит смертями тех, кто преждевременно уходит из жизни, получив в 1986-м недопустимую дозу радиации, и тех, кто так и не покинул зараженную радиацией зону. Дети тех, кто пережил катастрофу, все еще составляют группу риска.

О количестве жертв и пострадавших от чернобыльской аварии до сих пот нет однозначных, общепринятых данных. И среди отечественных специалистов, и на Западе. В 2010 году Нью-Йоркской академией наук была издана книга «Чернобыль: последствия катастрофы для человека и природы». Среди авторов были и российские специалисты – Алексей Яблоков из московского Центра экологической политики России и Алексей Нестеренко из минского Института радиационной безопасности. В ней сообщается о числе умерших от последствий чернобыльской катастрофы – 985 тысяч человек, и указывается, что с тех пор это число увеличивалось. Среди них ликвидаторов от 112 до 125 тысяч.

Авторы книги заявляют, что количество радиации, выброшенной при разрушении реактора, составляет не 50 миллионов кюри, как считалось раньше, а может доходить до 10 миллиардов кюри, что в 200 раз превышает первоначальную оценку и в сотни раз больше загрязнения от бомб, которые были сброшены на Хиросиму и Нагасаки.

В то же время такие международные организации, как ВОЗ и МАГАТЭ, по состоянию на 2005 год говорили о 9 тысячах умерших и примерно 200 тысячах больных.

Все зависит от того, какие последствия и обязательства влечет за собой признание того или иного факта для конкретной организации или государства. Вероятно, поэтому отчеты об исследовании последствий чернобыльской катастрофы порой выглядели и вовсе одиозными. Так, например, отчет Научного комитета по действию атомной радиации (НКДАР) ООН «Человеческие последствия ядерного инцидента в Чернобыле», сделанный через 15 лет после аварии, создает впечатление, что ничего особенного не произошло. Основные выводы НКДАР ООН 2001 года: а) воздействие радиации на здоровье людей оказалось меньшим, чем предполагали пятнадцать лет назад; б) больше вреда принесло переселение людей из пострадавших районов: разрушены семьи, безработица среди вынужденных мигрантов, депрессии и болезни, вызванные стрессом; в) льготы, отпуска, продовольственная и медицинская помощь, которую получают жертвы Чернобыля, сделали их зависимыми от государства и воспитали в них чувство фатализма и пессимизма; г) до сих пор нет международно признанных свидетельств повышения частоты заболевания лейкозом среди населения, проживающего на загрязненных радионуклидами территориях, а также среди тех, кто работал на восстановлении атомной станции. Нет статистически значимых свидетельств роста и других раковых заболеваний, а также рождения детей-уродов. Большая часть фотографий младенцев с врожденными дефектами, которые были использованы западными благотворительными организациями для сбора пожертвований, на самом деле фото тех, заболевания которых не имеют ничего общего с Чернобылем.

Оставим выводы Отчета НКДАР ООН на совести авторов и спишем их на нежелание помогать странам третьего мира в тех проблемах, которые не несут прямой угрозы жизни и здоровью «золотого миллиарда».

Причины замалчивания истинного положения вещей в СССР сразу после катастрофы и на Западе или в той же Украине годы спустя разные. Сначала власти в Советском Союзе пытались не допустить паники, но, тем не менее, организовывали эвакуацию населения. На Украине было эвакуировано 91,2 тысячи человек, из них примерно 50 тысяч – жители г. Припять. А всего из зоны отчуждения было эвакуировано около 200 тысяч человек в трех бывших советских республиках. Серьезно загрязненной оказались территории Украины, Белоруссии и России с населением примерно в 7,1 миллиона человек общей площадью 155 тысяч кв. км.

Сейчас замалчивание последствий на Украине и искажение фактов происходит по причине невозможности и нежелания «незалежного» государства выполнять свои обязательства перед населением в условиях дичайшего капитализма, скатывающегося в неофеодализм.

Чем дальше Украина погружалась в «рынок», тем меньше изыскивала возможности оказывать помощь людям, пострадавшим от Чернобыля. Уже при Януковиче, в начале 2011 года, была практически прекращена выдача бесплатных лекарств пострадавшим. Но все же до последнего майдана помощь в различном виде предусматривалась для более 2,2 миллиона человек. Сейчас же полностью поставленная под контроль Запада Украина отказалась от льгот и помощи чернобыльцам: подобные непроизводственные затраты на рабсилу в условиях рынка рассматриваются как прямой убыток корпораций. Сложно представить, чтобы сегодняшняя Украина согласилась выплачивать суммарно порядка 3,5 миллиарда долларов в год тем, кто участвовал в ликвидации последствий, жил и работал на территориях, отнесенных к зонам радиоактивного заражения.

Чернобыльская авария считается наиболее дорогой техногенной катастрофой в истории человечества. Согласно справке советского Минфина от 16 июля 1991 года, прямые затраты, связанные с ликвидацией последствий аварии на ЧАЭС за 1986–1990 годы и переселением людей, составили 12,6 миллиарда рублей (в ценах 1986 г.). В 1990 году, по разным оценкам, ущерб, связанный с выводом из эксплуатации земель и не произведенной на них продукцией, за этот период составил от 22 до 94 миллиардов рублей (в ценах 1990 г.). В книге «Чернобыльская катастрофа», выпущенной на Украине в 1995 году Академией наук, указывается ущерб от аварии на ЧАЭС в 200 миллиардов рублей (в ценах на 1 января 1990 г.), что в определенной степени совпадает с цифрами заключения Государственной экспертной комиссии Госплана СССР 1991 года: экономические потери от катастрофы до 2000 года должны составить 180–250 миллиардов рублей без учета затрат на медицинское обслуживание и лечение пострадавших. По официальному курсу доллара того времени (64 копейки за 1 доллар) – 200 миллиардов рублей – это более 312 миллиардов долларов. По какому курсу ни пересчитывай, сумма все равно остается огромной. Такие колоссальные затраты мог бы выдержать только Советский Союз, «незалежным» осколкам проще умереть, чем тянуть такую ношу.

И немаловажный фактор – человеческий. Глядя на происходящее в украинском обществе, приходится задуматься: а что было бы, если бы такая катастрофа произошла сейчас? Советские пожарные проявили массовый героизм, своими жизнями закрывая ядерную амбразуру. Нашлись бы такие добровольцы в современном обществе? Ценности и приоритеты слишком изменились…

Сейчас украинские граждане с проснувшейся предпринимательской жилкой пытаются заработать на катастрофе. Кто-то водит экскурсии для экстремалов в зону, кто-то собирает грибы на продажу, кто-то пилит радиоактивный лес. Судя по тому, что в зоне АТО обнаружилась и фонящая радиоактивным излучением техника, ВСУ не брезгуют чернобыльским ресурсом в усилении своей «мощи». Вероятно, в украинской армии уверены, что от радиации их солдаты умереть не успеют.

До последнего майдана прямые затраты Украины на преодоление последствий аварии суммарно составили более 25 миллиардов долларов, если верить ее экс-президенту Януковичу. Янукович лукавил – это затраты не только Украины. В значительной степени эта сумма включает в себя и международную помощь, которую с неохотой, но вынужденно оказывало международное сообщество, опасаясь новых выбросов радиации. Да и она не всегда использовалась по назначению. Строительство нового укрытия для ЧАЭС, разработанного французской компанией, началось в 2012 году. Ввести его полностью в эксплуатацию планируется в 2017 году. Изначально его стоимость составляла 980 миллионов евро, сейчас – почти 1,5 миллиарда евро. В целом стоимость полного вывода ЧАЭС из эксплуатации оценивается в 4 миллиарда долларов, а процесс должен завершиться лишь в 2064 году. До тех пор реакторы будут находиться в законсервированном виде, пока не снизится их уровень радиации.

В последние годы стала более реальной угроза новых чернобылей. Причина – безумие пришедших к власти на Украине политических сил и отдельных личностей. В угоду «политической целесообразности», довлеющей сейчас над колониальной украинской администрацией, стабильная работа ядерных реакторов на Украине поставлена под угрозу. Вместо оригинальных топливных элементов для украинских АЭС, производимых в России, Украина в последние годы пытается «диверсифицировать», а точнее заменить поставщиков ядерного топлива. Хотя такие действия обусловлены в том числе и обычными коммерческими интересами американских партнеров. Американская компания Westinghouse поставляет топливо для ядерных реакторов многих электростанций в Восточной Европе, в числе прочего и Южно-Украинской АЭС, и потенциально будет использоваться на Запорожской АЭС. Топливные элементы американского производителя не соответствуют стандартам ядерных реакторов, созданных в СССР и РФ, что неоднократно приводило к нештатным ситуациям. Тем не менее, их усиленно навязывают Украине, невзирая на опасность возникновения нового Чернобыля. В связи с географической удаленностью США эти проблемы не сильно волнуют. Кроме того, такая практика создает новые угрозы и для международной безопасности. В умелых руках глобального терроризма Украина может играть роль «мины» невероятной мощности. С учетом сотрудничества и кураторства международного терроризма со стороны США эта «мина» вполне может быть использована и против России, и с целью создания новых проблем своим европейским конкурентам. Как путем прямой террористической атаки, так и созданием новой техногенной катастрофы, причина которой может быть замаскирована под человеческий фактор. Но неужели безумие политиков безгранично? Именно угроза новых чернобылей могла бы и должна стать стартом для возобновления сотрудничества Украины и России в интересах и этих двух стран, и всего мира.

Александр Дудчак